E-mail:

news@dnesnews.ru

» » ЗЕМЛЯ ПОД ОСОБЫМ УГЛОМ

ЗЕМЛЯ ПОД ОСОБЫМ УГЛОМ

10 ноябрь 2018, Суббота
199
0

“Я был на небе, но Бога там не видел”. После первого полета в космос советские СМИ многократно повторяли эту фразу, приписывая ее Юрию Гагарину. На самом деле первый человек в Космосе никогда не был атеистом, реальный автор цитаты – первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев. Об отсутствии противоречий между космонавтикой и верой в специальном репортаже информационного агентства «ДНЕСЬ. Насущные новости». Беседа с игуменом Иовом (Талацем), настоятелем Преображенского храма в Звёздном городке, духовником отряда космонавтов.


– Отец Иов, окормление космонавтов – дело непростое, есть ли какая-то специфика, какие-то особенности этого служения?


 Думаю, что нет никакой особой специфики. Меня спрашивали, все ли космонавты хорошие? С таким же успехом можно спрашивать, все ли   монахи и священники хорошие?! Ряса – не гарантия спасения, но великий залог. Со скафандром так же...Тот, кто летает в космос, имеет особый опыт, он видит Землю под особым углом. Чем-то этот взгляд похож на взгляд Бога на Землю. Оттуда она выглядит очень красиво. Многие космонавты говорили, что их больше всего поражал вид Земли из космоса. Одни проводят в космосе месяцы, другие даже полгода, но поражает их именно вид нашей планеты. На нее нельзя насмотреться. Каждый раз, когда человек смотрит в иллюминатор, он смотрит как будто впервые. Валерий Григорьевич Корзун рассказывал, что, когда он во время одного из полетов как-то ночью проснулся (если это можно назвать ночью, так как ночь у них шестнадцать раз в сутки, а шестнадцать раз – день), то увидел, как француженка-астронавт Эньере Клоди сидит у иллюминатора. Он подплыл и спросил:


 Что-то случилось?

 Нет, я просто смотрю.

 На что?

 На Землю.

 А что чувствуешь?

 Полноту счастья.

 А что это?

 Не знаю, просто чувствую.


Безусловно, есть люди, которые летают в космос и не замечают этой красоты, не обращают на нее внимание. То же самое бывает и у прочих людей. Не думаю, что есть какая-то особенная специфика. 

Конечно, любой священник, окормляющий, например, десантников, должен делать что-то вместе с ними, допустим, прыгать с парашютом, чтобы лучше их понимать. И дореволюционные капелланы всегда были со своими чадами. Поэтому я прошел космическую подготовку. У меня был тренажер «Выход-2» - это имитация выхода в открытый космос на Земле, но в подлинном скафандре и в автономной обстановке. Опасности никакой не было, если бы что-то произошло, меня бы сразу спасли. Потом летал «на невесомость». А потом  выходил в гидролаборатории на глубине двенадцати метров, как бы в открытый космос, то есть под водой, в агрессивной среде. Я провел там около двух с половиной часов. Помню, как Василий Васильевич Циблеев, который руководил тогда подготовкой космонавтов, сказал, что это нужно для того, чтобы просто почувствовать тяжесть этих условий. У меня была простейшая задача: открыть люк пирса, прогуляться, но при этом следить, чтобы везде была страховка, закручивать все карабины... Простейшая задача, а я сбросил полтора килограмма! А космонавты выходят обычно с какой-то целью, что-то несут, им надо что-то сделать. И все это продолжается примерно шесть-восемь часов. Они теряют три-четыре килограмма веса! У космонавтов очень крепкие руки, и сами они   здоровые ребята, но, когда по возвращении из открытого космоса, необходимо закрутить болт в пирсе, у них не хватает сил. Приходится, держась за него, бегать вокруг. Дело в том, что во время выхода им необходимо несколько тысяч раз откручивать и закручивать страховочные карабины.  И я это испытал на себе. Как-то на самолете Миг-29 я летал в стратосферу на скорости около 2000 километров в час! Мы поднимались на высоту 11 километров, а потом полетели к 18 километрам. Там небо уже другое – фиолетово-черное с синим оттенком, облака уже внизу. Солнце уже не такое, как на голубом небе, не ласковое, а жесткое на черном фоне. И бирюзовая полоса видна по всему горизонту земли. А когда возвращались обратно, нагрузка была запредельная... То есть, если вы весите сто килограмм, то на вас давит семьсот! На каждую клетку! Но это было нужно для дела. И я повторял слова апостола Павла: «Для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых закона - как чуждый закона, - не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу...» (1 Кор. 9, 20-21). 


Все это я делал, чтобы быть вместе с ними, чтобы  хоть отчасти понять специфику их профессии. 


– Рассказывают ли космонавты о том, что они чувствуют на орбите особое Божие присутствие? 


 Юрий Валентинович Лончаков, который сейчас возглавляет подготовку космонавтов, рассказывал о том, что когда он после трудового дня возвращался в каюту и открывал Священное Писание, то чувствовал особое присутствие Божие. На земле, среди суеты оно теряется, а там ощущал, что Бог рядом. Также он чувствовал присутствие преподобного Сергия. В космосе все непросто. Космос – это агрессивная среда. Два с половиной миллиметра отделяют космонавтов от вакуума. Они люди мужественные, но все же и им бывает нелегко находиться полгода в замкнутом пространстве. Юрий Валентинович перед третьим полетом исповедался и причастился. 


Почти все космонавты исповедуются и причащаются. Но есть те, кто не делает этого. Меня спрашивают: «Неужели все космонавты верующие?» Не надо идеализировать. Они такие же люди, как все остальные. Есть православные, которые себя таковыми считают, а в храм не ходят. Есть церковные космонавты, которые исповедуются, причащаются, кто-то раз в месяц, кто-то на великие праздники, кто-то раз в год. Три-четыре человека совсем неверующие. Попытка поговорить с ними  была, но успеха не имела. Пока Бог не посетит человека, никакой глагол до него не дойдет. 


Так вот, Юрий Валентинович Лончаков взял в космос мощи преподобного Сергия Радонежского. Это первая святыня, которая побывала в космосе. Они пробыли там полгода. Юрий Валентинович выходил с ними в открытый космос. Я его просил благословлять ими землю. Но они и так летали, как крестный ход. На орбите он прочитал всю Библию. У нас и Евангелие не все-то читали...  


– Мы часто слышим вопрос: зачем нужна космонавтика?


– Патриарх Алексий II говорил о том, что всякое уважающее себя государство имеет космонавтику. Это правильно сказано, потому что космонавтика – это честь и слава России. Над этим весь народ трудится. Сколько судеб положено на алтарь этого служения?! Сколько людей жертвовали на это свои силы и таланты?! Если с Богом летать, то смысл, конечно, есть. Если без Него – то нет. 


 Оправдан ли риск не вернуться из космоса пользой этого служения?


– Я и говорю, что летать надо с Богом. Всякое познание должно быть с Богом. Наше познание началось с Адама и Евы, когда они решили познавать мир без Бога. Мы скорбим, умираем, потому что начали свое познание без Бога. И медицина и космос, всякое познание должно быть с Богом. Я знал одного человека, который всю жизнь изучал, есть ли кремний на Марсе. Вдумайтесь, ведь это страшно, что человек всю жизнь занимается какой-то ерундой, а о своей бессмертной душе не думает! А бессмертная душа не должна заниматься кремнием и материальным миром. Это все второстепенное. А главное – это Христос. Все остальное не имеет значения, даже ад и Рай. Одного старца спросили об аде и Рае, он сказал, что его это не интересует, что это не важно, важен Христос! 


Естественно, что, когда человек находится в космосе, ему бывает тяжело. У Юрия Лончакова там была Библия,  Один раз я позвонил ему на орбиту, чтобы  как-то его поддержать, и попросил открыть книгу Иова там, где говорится о том, что Бог повесил Землю ни на чем. Я говорю: «Посмотри в иллюминатор, точно ни на чем не висит? Может какой-нибудь канат или нитка?» Он говорит: «Нет, батюшка, ничего такого нет». Я говорю: «Слава Богу, Библия права». 

Когда физики еще не было, люди уже знали, что земля висит ни на чем, что она шарообразная.  А в богоборческое время попам приписывали, дескать они учат, что Земля на слонах или китах лежит. Если бы почитали Василия Великого или других святых древности, то   увидели бы, что нигде такого нет – ни про китов, ни про слонов, ни про черепах. Есть четкая позиция Церкви, что Бог сотворил три неба: первое небо – это атмосфера; второе – материальный космос, «твердь» (ученые говорят, что это пространство измеряется в четырнадцать миллиардов световых лет); третье – это Горний мир, это вообще другой мир, туда никакие ракеты прилететь не могут. Только чистый сердцем человек сможет туда подняться. И космонавтам их ракеты не помогут. Им надо стать человеками. Они так же как мы с вами и духовно, и душевно больны. К ним особое внимание, их легко   может обуять гордыня. И тогда эти полеты будут не во благо, а во осуждение. То есть, все полеты должны быть сопряжены с духовной работой над собой. 


– Поэтому космонавтов окормлять необходимо?


– Необходимо окормлять не только космонавтов.  Каждый человек на Земле должен услышать Слово Божие. Неважно, врач он, моряк, солдат, или космонавт. Так просто получилось, что я оказался здесь. Кто-то медработников окормляет, кто-то военных, кто-то еще кого-нибудь. У каждого свое служение.

В свое время космонавтов сделали безбожными дураками. Мне всегда тяжело слышать, когда космонавтов называют неверующими. Мы сняли фильм «Космос как послушание». Это своеобразная реабилитация космонавтики. Бог помог  снять этот фильм, чтобы люди имели правильное, не искаженное представление о Гагарине, о Королеве и о других выдающихся людях, связавших свою жизнь с космонавтикой.  Ведь и Юрий Алексеевич Гагарин, несмотря на безбожное время, был верующим человеком. Мир всегда  гнал и гонит верующих. Всех святых гнали, и это обычная ситуация. 


Многие верующие люди искренне не понимают, зачем нужно освоение космоса? Что можно им сказать?


– Освоение космоса – это одно. А окормление людей, которые здесь работают – это другое. Космонавты тоже люди, у них есть свои проблемы. И их нельзя оставлять без духовной поддержки. В космонавтике задействованы и военные, и инструктора, и медработники. Это целая отрасль. А ведь многие из них – церковные, верующие люди. Они просто трудятся именно здесь, в Звездном городке. 


Нужно ли освоение космоса или не нужно?!... Чтобы ответить на этот вопрос, надо уйти на Афон, поселиться  в пещере, пожить там и, после этого, может быть, у нас появится право говорить о том, нужно это или нет. А пока мы  живем нерадиво и греховно, не стоит рассуждать на такие высокие темы. Лучше плакать о своих грехах. Любое служение людей, если оно не является явно греховным, мы должны разделять, чтобы привести хоть кого-то ко Христу. И не важно, кто чем занимается. Каждому, как говорится, свое. Не надо рассуждать: нужно это или не нужно. Есть структура. Есть миллион людей, которые работают в этой отрасли. Что же нам бросить всех этих людей, оставить их без духовного окормления?! Пусть они идут в ад?!... Разве этого хочет Христос?


– Батюшка, скажите, пожалуйста, какого возраста космонавты? Как они приходят в отряд?


 В центр подготовки они приходят в возрасте двадцати восьми-тридцати лет. А первый полет совершают в тридцать пять-сорок... Уже в зрелом возрасте. И летают в среднем до пятидесяти-пятидесяти пяти лет. Недавно   Павел Виноградов, например, праздновал на орбите свое шестидесятилетие. 


– Почему именно Вы стали окормлять космонавтов?


 Так получилось. Я в детстве хотел быть космонавтом. Но стал монахом, а сюда пришел в 2003 году. Владыка Феогност говорил мне, чтобы я работал с людьми, и не оставлял их самих по себе. Он всегда поддерживал меня. Храм стал подворьем Троице-Сергиевой лавры. Перед каждым полетом космонавт едет в лавру и испрашивает благословение у преподобного Сергия, игумена земли Русской. Для них служат молебен, потом экскурсия и трапеза. Через недели две они улетают на Байконур. Я тоже к ним прилетаю, провожаю, исповедую перед полетом и причащаю тех, кто этого желает. Некоторых и встречаю там, когда они возвращаются. 


С 2007 года это стало традицией... В Звездном городке я с 2003 года, но храма сначала не было. И вот, как-то мне позвонил Юрий Лончаков и сказал, что хорошо бы было построить храм. "Но,  Откуда взять миллионы и кто будет строить?». На этом дело вроде бы и закончилось. Но потом, он позвонил снова: «Батюшка, не поверишь, в наше время еще есть такие люди, которые могут построить и ничего им за это не нужно»... Так началась постройка. Особенно проявили участие Василий Васильевич Циблеев, бывший начальник центра, генерал-лейтенант, Юрий Валентинович Лончаков, который сейчас начальник Центра и Валерий Григорьевич Корзун, он, кстати, у нас в храме пономарит. Сейчас он заместитель начальника Центра. Сделали проект, показали Владыке и Святейшему Патриарху Алексию II. Патриарх благословил. Построили за полтора года. Это было бы невозможно без поддержки духовенства. Лаврская братия за тех, кто летит в космос, искренне молится, чтобы Господь помог им и укрепил. 


Когда окормляешь космонавтов, надо забыть, что они космонавты. В первую очередь – они люди. У них житейские проблемы:  то дети не хотят учиться, то жена свою линию гнет, то еще чего-нибудь. Это жизнь. Жизнь –  главное, а космонавтика – просто профессия. Главное, чтобы Бог просветил космонавтов, а все остальное уже не мое дело.


Для церковного человека не важно: верующие ли космонавты люди или не верующие. Это важно для людей, которые делают к Богу первые шаги, особенно для людей, занимающихся наукой. Они преподобного Сергия,   преподобного Серафима и преподобного Силуана Афонского могут и не знать. Но они знают Юрия Алексеевича Гагарина и   для них он – авторитет. Поэтому, когда они узнают, что Гагарин был верующим человеком, начинают интересоваться верой, ходить в храм. Поначалу, надо опираться на доступные для людей   авторитеты, а потом уже говорить о преподобных отцах... Все потихонечку, постепенно. 


Когда говорят, что Гагарин летал в космос и Бога там не видел, хочется уточнить, что он и не мог Его там видеть. Где летают наши космонавты?! Ну, допустим, 400 километров от земли. Это и космосом-то еще трудно назвать. Материальный космос огромен. До ближайшей к Земле звезды Альфа Центавра около 4,5 световых лет!  Самый универсальный, расположенный на орбите телескоп «Хаббл» видит всего на 13,6 мрд. световых лет. Но и это не предел космоса. А по отношению к Богу весь этот мир даже не песчинка, а миллиардная ее часть... Бог все это сотворил. А чтобы увидеть Бога, совершенно не обязательно летать в космос. Более того, самая большая святыня во Вселенной – это Земля! Потому что Бог Отец послал Своего Сына именно на Землю, которую Спаситель освятил Своими стопами. Поэтому Бог ближе для нас на Земле, чем в космосе. Когда космонавты спрашивают: "Когда мы находимся в космосе, то становимся ближе к Богу?" Отвечаю: "Вы становитесь ближе к Богу, когда очищаете свое сердце от страстей. И тогда уже не имеет значения, где вы находитесь." Если нас спрашивают: "Хотите поехать в Иерусалим?", говорим: "Конечно". Почему? Потому что, там Христос своими ножками ходил. Это Святая земля. Так и по отношению ко всей Вселенной планета Земля является святыней.  


– Что бы Вы хотели пожелать современным молодым людям? 


­ Молодым людям, впрочем, как и всем остальным, я бы хотел пожелать еще здесь на земле встретить Христа. Если они встретят Христа, то на все вопросы: "Слушаться маму или не слушаться? (батюшка улыбается), сделать так или иначе?", у них будут ответы. Когда человек искренне желает встретить и встречает Христа, он не может Его не полюбить. Это опыт Церкви. Опыт великих святых отцов: свт. Василия Великого, прп. Сергия, прп. Серафима Саровского, прп. Силуана Афонского, прп. Иосифа Исихаста, прп. Максима Кавсокаливита и   многих других. Они уже здесь на земле встретили Христа и по благодати получили ответы на все свои вопросы. Божественный Сын до самой смерти был послушен Отцу Небесному... Как же не слушаться родителей?! Родители меня любят, за меня переживают. Надо слушаться. Но придет время, когда мама и папа уйдут с этой земли. И дети будут говорить: "Господи, как надоело командовать самим собой". Хочется, чтобы кто-то решил за меня все проблемы. А мне сказал: "Так не поступай, будет плохо. Лучше сделай так..." Не стоит спешить быть самостоятельными, брать на себя ответственность. Через подчинение родителям часто совершается воля Божия, особенно, если родители ­ верующие люди. Ведь главное ­ Христос. Все во Христе. Если человек в этой жизни встречает Христа, все у него будет хорошо, и здесь на земле, и когда он уйдет в Горний мир, и там будет царствовать со Христом! 


Материал подготовили Владимир и Тимофей Малышевы. Фото Анны Фитискиной

ФОТО:
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Партнеры